Skip to main content
RSS

Андрей Иващенко: «Наша ближайшая цель — кружки юных нейромоделистов»

Наш портал продолжает цикл интервью с лидерами нейротехнологий, а Российская венчурная компания цикл интервью с лидерами рабочих групп НТИ. Сегодня мы публикуем беседу с председателем совета директоров Центра высоких технологий «ХимРар» Андреем Иващенко, возглавляющим рабочую группу «Нейронет» при Министерстве образования и науки РФ. Вместе с ним мы попробуем разобраться, какие сегменты новых глобальных рынков должны возникнуть в следующие 20 лет в связи с развитием нейротехнологий, какие продукты и услуги появятся в новых рыночных нишах, и почему речь идет не просто о нейроинтерфейсах, но о новой глобальной сети.

Почему нейротехнологии оказались в сфере приоритетов глобальной экономики, и что свяжет их в отдельный рынок? То есть что такое, собственно, Нейронет?

Рынок нейротехнологий уже зарождается, на текущий момент его объем составляет $180 млрд долларов США. Наиболее развитые сегменты — нейрофарма ($45 млрд), нейроразвлечения и спорт ($70 млрд). Например, технологии нейробиоуправления уже активно используются в командах Формулы 1, в учебном центре астронавтов NASA, в тренировках олимпийских команд Тайваня и Сингапура.

В целом же пока это — рынок исследований, а не продуктов и услуг. Сейчас во всем мире идет интенсивное изучение человеческого мозга и нервной системы, запущены очень крупные проекты по изучению и картированию мозга в Америке и Европе, и становится ясно, что их деятельность подтолкнет технологизацию в различных областях. К 2035 году этот рынок вырастет до $1,8 триллионов, и произойдет интеграция технологий — возникнет сегмент социальных нейросетей, тот самый Нейронет. Мы уверены, что он, условно говоря, заменит интернет или сделает его совсем другим: в дополнение к обычным способам связи с компьютером добавятся нейроинтерфейсы. Человек будет взаимодействовать не только с компьютером, но и со всей техносферой, окружающей нас. Компьютеры тоже сильно изменятся, на смену цифровым компьютерами придут нейроморфные, по своим алгоритмам они будут больше похожи на то, как работает человеческий мозг и нервная система.

А как вы оцениваете перспективы России на этом новом рынке?

В этой области сейчас нет глобальных лидеров и нет стандартов. Мы можем поймать эту технологическую волну и, пользуясь тем, что рынок пока еще свободен, занять этот сегмент и быть законодателями мод. Это чем-то похоже на то, что происходило в IT-индустрии. Мы ожидаем, что до 2018 года в России возникнут стартапы и появятся патенты, до 2025 на рынок придет венчурный капитал, а к 2035 единицы из этих сотен стартапов превратятся в национальных чемпионов.

Какие перспективные проекты находятся в фокусе внимания вашей рабочей группы и как их отбирали?

Мы просмотрели уже имеющиеся в этой области компании, связанные с нейротехнологиями. Оказалось, что их достаточно много — десятки! Это прообразы того, что будет в скором времени. Все эти бизнесы мы разделили на шесть направлений: два из них касаются продуктов и сервисов для больных людей — нейрофармацевтика и нейромедтехника, а еще четыре касаются продуктов и сервисов для здоровых — нейроразвлечения и нейроспорт, нейрообразование, нейромаркетинг, а также нейрокоммуникации и нейроассистенты.

Сильные перспективы у нас в зарождающейся нише нейроассистентов, так называемых виртуальных секретарей, по аналогии с «умными помощниками» внутри наших смартфонов, с которыми мобильный пользователь может общаться на естественном языке. Основными игроками здесь, конечно, являются лидеры мобильного рынка: Google (Google Now), Apple (Siri), Microsoft (Cortana). Однако российские разработчики выглядят на мировом фоне весьма достойно и пытаются конкурировать со своими детищами не только на российском рынке. Имеющиеся продукты сопоставимы по качеству c продуктами лидеров. Это, например, i-Free Innovations («Виртуальная блондинка», «Ассистент на русском» и др. продукты), Speaktoit (мобильное приложение «Ассистент», 20 млн установок), UseYoVoice (мобильное приложение «Ассистент Дуся»).

Но и в направлениях, опирающихся не только на IT, уже есть удачные разработки, показывающие, как будет развиваться та или иная отрасль. Например, уже созданы и применяются кохлеарные импланты — так называемое искусственное ухо. Через пять лет появится искусственный глаз, позволяющий людям, потерявшим зрение, в какой-то степени видеть окружающую среду. Еще — экзоскелеты, искусственная рука, нога, эти продукты на рынке уже сейчас. Более того, у нас есть один стартап — «Нейроботикс» — который сейчас готовит российских спортсменов кибатлонистов (абсолютно парализованных людей) к соревнованиям в следующем году. Есть решения для пожилых людей, например, для сдерживания развития старческой деменции: гаджет, который надевается, когда человек смотрит сериал. Если он начинает расслабляться, сериал замедляется, а если опять сосредотачивается — сериал вновь идет с нужной скоростью.

Основной проект, который мы запускаем в рамках дорожной карты Нейронет — CoBrain. Он призван консолидировать все лаборатории и всех исследователей, изучающих мозг в нашей стране, чтобы начать трансфер в сторону бизнеса: наладить патентование и организацию стартапов.

Какая роль в дорожной карте отведена Молодежному обществу нейротехнологов (МОНт)?

Рынки, на которые нацелена НТИ, к 2035 году создадут как раз те ребята, которые сегодня вступают в МОНт: сегодняшние студенты и старшеклассники. Именно они будут руководить российскими компаниями, которые к тому времени станут глобальными лидерами, и заниматься нейронаукой. Поэтому ключевой задачей на данный этап времени является разворачивание молодежного движения «юных нейромоделистов», по аналогии с авиамоделистами, cудомоделистами и другими кружками.

#Иващенко   #Интервью   #НейроНет  
23 Декабря 2018 г.